Философия


Искусство как мастерство и опыт мастерства как поиск вдохновения (2010)

Мёртвый сезон (2001)

Между космосом и общим домом или Записки проигравшего (2001)

Ортега-и-Гассет и философия XXI века (1998)

Паранджа (1996)

Гессе. Медитации в диапазоне запад-восток (1996)

Экология и художественное воображение (1996)

Самоубийство как крах поиска или Поиск краха (1996)

Гамлет (1994)

Пирамида Пазолини (1994)

Архитектура Кодекса (1994)

Бог и воображение (1993)

Вечность не время (1992)

К югу от воспоминаний, или Хроника конца тысячелетия, увиденная из города, который есть (1990)

Крыло, город, тень (Эта в сомненьях прожитая жизнь, теснящаяся в бетонном кубе жилья) (1989)

Новорождённый (1989)

Поэт и полководец (1986)




 

Между космосом и общим домом или Записки проигравшего


1.

За последние десять лет мир человека на Земле не только расширился, но и стал очень размытый. Универсализация быта в различных точках планеты, резкое обновление роли информации, и вместе с ней полная растерянность интеллектуальных слоев общества буквально во всем мире поставили перед исследователями ряд фундаментальных проблем. Жизнь на земле приобрела новые виртуальные угрозы, прибавив к ядерной и экологической опасности еще и информационно-нравственную. Жизнь становится не только уютной и рациональной, но и достаточно поверхностной. И во многом фальшивой. При таких потоках информации необходимы чрезвычайно продуктивные системы их целевого отбора и обработки.

За последнее десятилетие резко снизился и продолжает снижаться образовательный уровень в большинстве стран мира, в том числе и в развитых странах. На этом фоне выделяются лишь США, затратившие более двенадцати миллиардов долларов для своей новейшей общеобразовательной программы. У них же есть определенная тенденция монополизировать всю фундаментальную науку высокотехнологические разработки, создав виртуальные научные центры, снабжающие интеллектуальным товаром весь мир. Таким образом, каждое государство будет иметь свой статус и свою нишу в огромной системе всемирного рыночного порядка.

Вся же тенденция развития мира обезличивает не только людей, но и целые народы, загоняя их в определенную зависимость от «центра». Центром может быть как государство, так и нация.

Информация – не знание, и ее чрезмерное присутствие так же бесполезно, как и полное отсутствие. Кто-то резонно может возразить: «Но разве плохо, что к людям, к этим народам (читай – варварам, с низким интеллектом и т.д.) приходят блага цивилизации.» Оставим в стороне слово «блага», имеющий двойной смысл. И зададим себе резонный вопрос, а разве у этих цивилизованных стран все так гладко ( между прочим, за ХХ век – две мировые войны), и нет своих больших проблем.

Скажем, почему именно теперь так муссируется отмена смертной казни? Может все насущные проблемы уже решены и человечество занялось этой проблемой, поняв наказание, как фундаментальный вопрос всей правовой системы демократического общества, где рынок отвечает за эффективность функционирования. Тогда давайте определим какова цена жизни убийцы, и какова цена памяти его жертвы? И какова цена жизни будущей жертвы? А заодно выясним, какова цена тех стрессов, в которых будет пребывать общество от этих убийств. Я согласен с теми, что часть преступников осознают свою вину, но это лишь часть… А что делать с теми, кто не осознает? Понятно, что вопрос смертной казни – вопрос не только очевидный, но и чрезвычайно глубокий. Общество хочет быть прозрачным, но прозрачность общества не снимает с него ответственности за те преступления, которые совершает его злостный и коварный индивид. Общество обязано наглядно показывать преступнику, что он может получить адекватный отпор со стороны общества и закона. На вопрос: «Казнь, как наказание, не снимает количества убийств, преступлений в обществе…» С этим спорить невозможно. Но так же невозможно спорить и с тем, что отмена казни сможет уменьшить это количество преступлений. Более того, если общество не наказывает убийцу смертной казнью, а «лишь воспитывает», посадив на длительный срок в тюрьму, то от этого общество не очищается, и вина, что один (или несколько, иногда более сотни) из полноценных членов общества безвинно ушел из жизни остается. Этому вообще нет оправдания, если мы как общество в ответе за жизнь убийцы, но мы в ответе и за память его жертвы, и за стресс его родным и близким, за напряжение в самом обществе. Причем здесь память сплетается с жизнью будущей жертвы. Ведь жизнь продолжается и новые убийцы и жертвы присоединяться к старым… Но, как не странно, развитое общество сосредотачивает свой взгляд лишь на убийце, совершившем преступление ( может это диктуется демографическими показателями в Западной Европе), оставив горе и боль родных и близких вне своего внимания, как и страх и кровь, страдания будущих жертв. Или, может, действует положение: «Нет человека – нет проблем». Но мне возразят, это может касаться и убийцы. Отвечу, - у каждого своя голова, прежде, чем совершать тот или иной поступок. Но и здесь могут цинично возразить: «Путь не будут жертвами…» А к тому времени он, этот убийца в своей тюрьме (учитывая сегодняшние европейские тюрьмы и возможности связи – живет почти полноценной жизнью, а для иных и более…) может озлобиться на суд, который вынес «несправедливый приговор», ибо, как правило, все преступники имеют огромное количество оправданий в собственной невиновности. Он выходит из своего заточения не столько другим человеком, сколько абсолютно убежденным, что время, проведенное в замкнутом пространстве, и есть его жизнь и она ушла. Его просто обманули… Кто и что причина такой несправедливости – общество и обстоятельства. А если убийца сам обратит на себя такое внимание, и задаст себе вопрос: « В чем моя вина?» И ответит: « Что таким родился в этом уродливом обществе…» А в этом, как вы догадываетесь, виноваты не только обстоятельства, законы, гены, родители, но и все человечество. Оказывается, все то зло, что в нем – все от человечества. Эта абстракция еще больше озлобит его, ибо за все человечество он в этой тюрьме нес наказание. Он в собственных глазах даже может показаться героем и мучеником… И еще способным мстить этому человечеству.

Два слова о тех, кого казнили, а они были невинными. Не верится, что здесь процент высокий. Кто-то может сказать, да хоть всего один человек. Я соглашусь. Тогда, если это не так массово, сделайте судебно-правовую систему более чуткой и более эффективной…

2.

Именно идеология окружающего мира, часто быт определяет сознание и поведение человека. Человек вступал и вступает в диалог с природой, где оседлость или кочевой образ жизни лишь подтверждали и подтверждают уровень развития этого народа. Появился новый феномен в конце ХХ века международный турист - всем улыбающийся, требующий комфортабельности, некоторой мифологизированной осведомленности, все рассматривающий и вынюхивающий, но внутри абсолютно равнодушный человек. Это уже не просто вид услуги, целая индустрия воспитания и, стало быть, мироощущения. У этого индивида сознание раздражено настолько, чтобы он интересовался и был доволен предоставленной информацией, которая, как приманка, существует в турагенствах. Собственно это все продолжение его ТV наркоза. Его сознание полностью соответствует его возможностям и потребностям, которые и удовлетворяются восприимчивым хорошо раскрученным мировым турсервисом. Сегодня, в качестве туриста путешествует около двух миллиардов людей, а в ближайшем будущем эта цифра увеличится еще на пол миллиарда человек. «Что вам еще надо?» Оболванивание человека и превращение его в мирового туриста приводит к тому, что появилась другая крайность – экстремалы, люди, получающие удовольствие от смертельного риска. Сюда включайте всех – транссексуалов, наркоманов, некоторые виды спорта или отдыха, связанные с риском для жизни...Массовый психоз мы видим уже не только на концертах поп-звезд, но и спортивных состязаниях. Это уже война, в одних случаях с самим собой, в других – с оппонентом. Ведь есть зримый образ врага… Телепередачи, газеты ежедневно внушают в сознание человека, что мир очень опасный, тревожный и непредсказуемый, а человеческая жизнь ничего не стоит. Вот убийство, здесь землетрясение, катастрофа там, тут пожар и всюду одиночество… И это в то время как увеличивается диапазон сервисных услуг! А индивид уже воспитан ежедневно получать необходимую дозу адреналина.

3.

Именно ликвидность или спрос на рынке были взяты за основу оценки. Не принято во внимание справедливость оценки. Соотношение между справедливостью и реальностью определяет динамику развития общества. Насколько рачительно используется созидательный энергетический потенциал общества на данный период времени, вот что важно для подлинно справедливого общества.

Мир – как шоу говорят в своей новой идеологии американцы, которые диктуют все параметры этого мирового представления, да и сам образ человека ХХ1 века. Плохо, когда сама мораль эпатирует… Хватит ли запаса прочности у христианской мудрости в вопросах миропорядка в это тревожное время? ХХ век показал тот кризис, который произошел в духовной жизни в культуре человечества… Необходимы новые компоненты для понимания совершенно новых задач развития человека и общества. Те пути, те основные векторы, которые до сих пор предлагал Запад, как основу международного сотрудничества не столь универсальны. И ресурс идей во многом исчерпал себя. В балансе сил между Востоком, как носителем духовных традиций и Западом, все воспринимающим и все по-новому синтезирующим, постепенно меняются акценты. Восток не такой бедный и не такой несправедливый, как это было даже лет тридцать-сорок тому назад… И у Востока огромный потенциал человеческих ресурсов.

ХХ век – век глобального кризиса религий, отсюда их агрессивность, их поиск найти себя в новых быстроменяющихся условиях уже глобально существующего, но стремящийся к высокой личностной оценке каждого из народов. Скажем, сравните, сколько народов и наций было в начале и в конце ХХ века. Клонирование, характерная часть большой болезни нашего времени – ранено само воображение человека. Агрессивность информации, ее непрерывность создали достаточно сложные условия не для развития, но обыкновенного выживания человеческого воображения. Именно воображение реконструирует реальность и анализирует ее, создает художественную среду, создает условия для человеческого перевоплощения… Восток и Запад нельзя противопоставлять друг другу. У них разные мудрости, разные логики, разные сферы влияния, разные функции… Они, образно говоря, как два полушария головного мозга необходимы человечеству, и их роль в динамике развития неоспорима…

В этих условиях, возможно, США ставят перед собой задачу стать если не единственным, то по крайней мере доминирующим интеллектуальным, научным центром мира. Согласятся ли с таким решением, скажем, Германия, Англия, Франция, или такие страны, как Китай, Япония и, естественно, Россия вопрос не праздный?..

Возможно, под грузом вышеуказанных проблем активизировалась мусульманская религия. Это, как правило, приводит к демографическому взрыву, который желает самостоятельности и выходит на новые границы выживания. А в это время Европа катастрофически стареет, США развивается за счет большого потока эмигрантов из Юго-Восточной Азии.

4.

Действительно, трудно определить каков сегодня баланс Востока и Запада в создании основных мировоззренческих и мироощущенческих векторов синтеза нарождающейся планетарной идеологии. Люди в самых различных уголках мира восприняли глобализацию как новый инструмент, покушающийся на индивидуальность, национальную самобытность, как бездушный пресс на человеческую душу. Ибо вместе с благами цивилизации, приходит и все негативное, более страшное – болезни, которые требуют уже иных подходов… Многие из них не могут решить страны Запада с их мощнейшей финансово-экономической базой, с огромнейшим научно-исследовательским потенциалом. За примерами далеко ходить не надо: СПИД, бездетность, наркомания, одиночество или проблема пола, проблема смерти… С другой стороны мир через десятки международных и даже всемирных организаций связан настолько сильно, что всей этой хаотичной интеграции действительно требуется целостная идеология. Возникает резонный вопрос: «Кто-то из стран или народов должен стать ядром сегодняшнего и завтрашнего миропорядка.» Одновременно, необходимо очертить пространство: религиозное, правовое, интеллектуальное, которое могло бы стать основой для сближения стран и народов. Необходим синтез. История человечества показывает, что ни одной религии, ни одной империи, ни одному народу, ни даже группе народов и стран не удавалось накопить такую колоссальную завоевательную или объединяющую энергии.

Человечество - живой и многофункциональный, с огромным запасом внутренних ассоциаций и противоречий организм. И любое насилие внутри этой очень непростой системы приводит к конфликту, не только видимому, но и невидимому… Важнейшими из невидимых конфликтов являются вопросы справедливой селекции и нравственность.

Имеет ли сегодняшнее сообщество наций и народов ресурс времени и достаточно трезвый взгляд восприятия на ту реальности, которая сложилась внутри человечества после двух мировых воин и нескольких шокирующих актов, - как геноциды, испытание атомного оружия, чернобыльская катастрофы?

К слову, абсолютно не изучен и развал СССР, как колоссальный психологический и интеллектуальный стресс. Эта глубокая травма не преодолена до сих пор. К этому добавляется огромный ценностный разрыв между поколениями внутри самого общества. Может именно этим объясняется все эти годы столь высокая потребность в юморе, в иронии, в самобичевании? TV и средства печати устроили настоящую мистерию фактов, планов, выводов и решений… Этот маскарад-истерика уничтожил у людей не только огромную часть их жизненных сил, материальных, финансовых средств, но отнял у них веру в будущее, а у иных родину и жизнь… Последствия этих потерь абсолютно непредсказуемые. Неужели не понятно, что нельзя не уважать жизнь и труд человека.

С разрушением коммунистической империи роль «дирижера» взяли на себя Соединенные Штаты. Опыт новых моделей взаимоотношений между различными народами (при всех признаках демократии и рыночных отношений, а также при колоссальном прорыве, который осуществила эта страна) внутри единого, контролируемого и на сегодня отлично функционируемого жизненного пространства происходит именно здесь. США – это маленькая модель человечества в условиях глобальных информационных потоков.

США предполагают и со своих позиций совершенно справедливо, что их богатейший опыт сосуществования различных этнических, религиозных, культурных общин вполне достаточен, чтобы Штаты это как полноценный опыт могли бы предложить мировому сообществу. Здесь огромное количество печатных изданий, этническое ТV, полноценные национальные школы, университеты, масса прекрасно функционирующих национальных процветающих музеев, благотворительных фондов и иных союзов… Создан каталог диаспор…

Американцы утверждают, что если их опыт недостаточен, то они готовы учиться, вобрать необходимый опыт, эти знания (в конце концов, все можно купить?!), главное, что выстроена эффективная система, все идет в нужном русле. А поправки, уточнения, исправление каких-то шероховатостей можно осуществить по ходу действия. Им кажется, что в системе достаточно прочности, достаточно объема для принятия новых и необходимых дополнений. Это означает, что англо-американская модель жизни продолжает быть в динамичном развитии, сохраняет тенденцию к универсализации. И в правду, государственное мышление Британской империи достаточно сильно обогатилось от общения с Востоком, тем самым оно обогатило мир новыми подходами по межконфессиональным, межнациональным и межгосударственным отношениям. Самый удивительный положительный пример из политической истории ХХ века – гандизм, независимость Индии. Американцы пытаются на уже накопленной англичанами базе создать новые более продуктивные модели этих взаимоотношений. Есть большой и то же достаточно интересный опыт Европы. Может ли Россия вместе с бывшие республиками СССР предложить нечто интересное на этом перспективном рынке мировой интеграции?

Однако здесь необходимо учесть два неистребимых фактора противостояния - время и пространство, формирующие человека, народы и цивилизации. Иллюзия, что единый организм человечества можно жестко загнать в систему. Эту ошибку совершали многие великие, создавая даже справедливые по их понятиям империи, которые все равно рушились… Кто-то может воскликнуть, что сегодня уже не существует понятия пространства, ибо произошла универсализация многих важнейших сфер жизнедеятельности человека, а скорости обмена и осмысления информацией практически уничтожили, или спрессовали пространство, а заодно и время.

Но у каждого народа, у каждого человека, как у каждой системы, есть свое внутреннее время. ХХ1 век – у многих народов лишь на календаре. Подавляющая часть человечества живет в этом реальном времени лишь как потребитель определенных благ цивилизации. Европейские народы взрослели и набирались опыта, утрясали свои этнические, религиозные, территориальные и экономические вопросы приблизительно в одно и то же время. А однажды они, как и теперь, Европа имела единое интеллектуальное пространство.

Что в этих условиях говорить нынешней России, где самым важным фактором этнического самосознания является фольклорное мышление многих народов, а межэтнические отношения перерастают в конфликт именно потому, что для метрополии это предрассудки, а для, скажем, якута или чеченца история рода, этническое поведение… Отсюда и подавленность или агрессивность региона и центра, а иногда и между регионами, в этих взаимоотношениях. Такое положение существует во многих странах, даже благополучных, скажем, Италии. Нужно время, чтобы основные параметры мировосприятия пришли к одному знаменателю. Хотя это будет уже другое время, как для одной так и для другой стороны, ибо сами конфликты не исчезают, а остаются как живая история борьбы и взросления… Есть определенные предпосылки, что в процессе глобализации им находят прикладные сферы экономики, как правило этнический или экологический туризм.

5.

В США основу нации составили англосаксы. Их национальное мышление и язык почти в двухсотлетней борьбе с испанцами и французами сумели вобрать все практичное и ценное для выживания и развития, для становления страны, как единого, но свободного организма. Можно с уверенностью сказать, что именно в США эти межэтнические отношения, традиции выверяются на иммунитет выживаемости, меняются акценты их содержания, приобретают легкость и красоту национальной традиции, теряя формирующий их сознание жесткий религиозно-родовой вектор. По сути – это уже шоу. Как, впрочем, для современного человека шоу и заседание парламента, и война, и рождение человека, и свадьба, и садизм убийцы, и измена поп-звезды или президента, и многотысячные жертвы от стихийных бедствий… Все-все Исходя из этой идеологии интимная часть жизни станет индустрией удовольствия. Как видим, меняются акценты, - здесь нет и речи о продолжении рода человеческого. Тогда на рынке появляются оборотни… Далее, туризм не только как часть отдыха, но и как миропонимание… Оболваненный человек готов всему улыбаться и всему удивляться, лишь бы быть в этом «сервисе». Историю он познает по туристическим проспектам и рассказам гида. Искусство подлинных – заменяется неким суррогатом бездарностей. Ведь механизмы рынка это позволяют.

Абсолютно все есть информационный (а возбуждающие страх, напряжение, удивление - то есть привлекающие внимание, - чрезвычайно ликвидный)товар, и никто не желает терять собственный рынок. И доминирующее положение на нем, тем более, что вся технология идеологии общества в их руках. Да, это не просто рынок, а мировоззрение и мироощущение целого поколения людей.

Но на ряду с этим народы так же не желают терять накопленную на протяжении веков мудрость и самобытность, сознавая, что это и есть важнейшая часть их подлинной жизни, самосознания, памяти и истории… Их иммунитет выживания… Но, к сожалению, не всегда и не у всех народов выживание перерастает в развитие. А может и не надо?..

Вымирающие народы живут прошлым, молодые народы – будущим, молодые процветающие народы – настоящим и будущим… Лишь немного народов осознающих время, как гармоничное целое: прошлого, настоящего и будущего. Именно они могут дать подлинную меру молодым, но еще не состоявшимся народам, не дадут вымереть и тем народам, чей взгляд уже устремлен лишь в прошлое… Такие народы должны помочь выйти из практического настоящего и тем народам, чья правда лишь в недальновидной сегодняшней удаче или неудаче, и для которых нет ни прошлого ни будущего…

Но все это и многое другое необходимо вести в рамках чрезвычайно деликатных взаимоотношений, не навязывая, но ведя постоянный диалог. Без терпимости и глубокого уважения нет, и не может быть доброй воли и обогащения. Будет лишь отрицание, конфликт. Человечество, благодаря техническому прогрессу, технологиям имеет тенденцию к объединению именно в этих параметрах. Но оно не желает терять собственную созидательную волю в различных уголках непохожего мира. И с этим нельзя не считаться.

6.

Восток и Запад две системы, в них заложена огромная созидательная сила, и пренебрегать этим синтезом каждой из систем абсолютно недальновидно. Мир действительно расширяется, благодаря огромному количеству диаспор внутри различных по уровню развития экономики и культуры. Одновременно мир диаспоры влияет на сам этнос, часто становясь ведущим вектором в их непростом диалоге, к примеру, Израиль или Армения. Есть нации, имеющие немалый опыт работы со своей диаспорой, к примеру, Германия или Китай. Они и подобные им государства являются ведущими в диалоге со своей диаспорой.

Мир желает видеть каждую человеческую жизнь, как неповторимую частицу этого сложного и в чем-то понятного времени. Человек желает быть функционально полезным там, где это необходимо, и иррациональным там, где это интересно. Общество чрезмерного потребления – в прямом смысле есть больное общество (более восьмидесяти процентов потребления лекарств, так же приходится на самые развитые страны). Именно в этих условиях возникнет важнейший ограничитель для самого человека, - ответственность перед собственной жизнью.

Возможно, современная наука, технологии еще долго будут совершать чудеса в нашей жизни. Но человечество имеет душу и именно ей принадлежит высокая миссия осмысления памяти, как великого опыта для следующих поколений. И человеческая душа, столь же таинственная и иррациональная, откроет каждому поколению землян многоликий и подлинный образ многих и многих народов и наций. Реальность не в том, насколько надежно мы финансово обеспечены (то есть насколько мы рациональны), но лишь в том, насколько общество мудро, объемно, гармонично понимает и развивает два важнейших вектора собственного мира: рациональный и иррациональный. Повторюсь, что информация – не знание. Сегодняшний поток информации убивает даже самое простое желание – живое любопытство. По данным американских компаний более трех четвертей молодежи США общаются через Интернет… Отсутствие информации на заре человечества помогло воображению человека проявить себя в полной мере, это касается как реконструкции реального мира, так и изучения и его отображения. Сегодня всемирный потоп информации (невозможно, да и не нужно переработать такие объемы) заставляет обыкновенным людям отгораживаться от него. Ему вполне хватает того невежества, которое ему подают. Высокоразвитые общества постепенно втягиваются в трясину суеверия, глупости, ища спасения в новом мифотворчестве. Как не странно, невежество может стать опасной опорой для будущей жизни человечества. Нравственность и мораль сегодня живут в очень узком регистре человеческой жизни, и ищут выхода из создавшегося положения. Многие подлинные особенности человеческой жизни если не потеряны, то оттеснены, или отданы на откуп определенным силам, чьи интересы на мировых рынках очевидны.

7.

Большой период в пять-шесть тысяч лет формирования и развития этносов, их обжитого мира пришел к некой собирательной черте. История показывает новые ориентиры и новые акценты созидания и динамики. Лишь подлинное уважение, доверие и терпимость к собеседнику и к нации, лишь умение учесть все аргументы сторон, лишь глубокое понимание природы человека и человеческого общества приведет к желаемым результатам. Без этого уже невозможно представить новейшее время.

Сегодня ясно лишь одно грубая сила, в какие бы формы она не была облачена и с какими бы лозунгами не выступала, не имеет ни какой перспективы.



213